Владислав Иноземцев — о том, почему ученые не вписываются в нынешнюю систему государственного устройства.
Как получилось, что России не нужна наука
slon.ru

Учиненный недавно показательный разгром фонда «Династия» запомнится надолго. Казалось бы: что может быть лучше – вместо «классово чуждого» Джорджа Сороса деньги на стипендии молодым и не очень исследователям выделяет Дмитрий Зимин, российский гражданин, лауреат Госпремии, основатель одной из крупнейших компаний страны! Но фонд его, скорее всего, будет закрыт (общественный совет лишь на некоторое время отложил решение о прекращении деятельности), а выдающийся филантроп уехал из России. Зачем это было сделано?

 

Вопрос скорее должен звучать не «зачем», а «почему» – и в этом случае и он сам, и ответ на него наполнятся иным, более глубоким смыслом.

 

Ученые и наука – часть общества и часть его повседневной деятельности. История знает, пожалуй, два типа взаимоотношения этой части и его целого между собой. Один тип возникает, когда общество оказывается в беде и понимает, что оно не может выжить без того, чтобы стать современным, и даже без того, чтобы как-то опередить своих конкурентов и врагов. В этой ситуации система, какой бы они ни была, готова пойти на любые уступки и компромиссы – достаточно вспомнить избирательное отношение к ученым в сталинское время, знаменитые «шарашки» и чудесные явления в них тех, кто, как казалось, уже сгинул в Гулаге. Второй тип возникает там, где наука является не только видом свободной человеческой деятельности, одним из многих, но и где общество понимает ее повседневную ценность, – в этом случае оно (как через централизованные фонды, так и через предпринимательскую заинтересованность) обеспечивает ученым приемлемый доход и, что намного важнее, свободу поиска и авторитет в профессиональной среде, а все остальное приходит само собой.

Читать далее