Македония не подключится к проекту без разрешения Евросоюза.
«Турецкому потоку» придется Скопье ломать
Reuters

Перспективы выхода газопровода "Турецкий поток" за пределы Турции становятся все менее реальными. Одна из ключевых стран сухопутного маршрута, Македония, жестко связала перспективы проекта с одобрением ЕС. Кроме того, по данным источников "Ъ", "Газпрому" будет почти невозможно заключить контракты на прокладку третьей и четвертой ниток газопровода через Черное море, необходимых для заполнения трубы в Европе. У монополии остается техническая возможность достичь одной из ключевых целей проекта — отказаться от транзита через Украину, но для ее реализации в любом случае необходимо как минимум сгладить конфликт с ЕС.

 

Македония будет участвовать в газопроводе "Турецкий поток" только после того, как Россия и ЕС придут к соглашению относительно проекта, заявил вчера премьер страны Никола Груевский в интервью местному изданию Press24. Македония должна стать третьей страной на маршруте газопровода после Турции и Греции, с которыми Россия сейчас ведет переговоры о межправсоглашениях по проекту, ставшему в последние полгода одним из ключевых элементов энергополитики Москвы.

 

Заявления премьера Македонии также, по крайней мере отчасти, имеют политическую подоплеку. В последние недели обстановка в Македонии обострилась, оппозиция во главе с Зораном Заевым пытается добиться немедленной отставки правительства. Причем, по мнению главы российского МИДа Сергея Лаврова, ситуация в Македонии "раскручивается извне", а "стоит за всем этим желание воздействовать" на Николу Груевского из-за его отказа присоединиться к антироссийским санкциям и интереса к "Турецкому потоку" (см. "Ъ" от 16 мая). Но в интервью Press24 македонский премьер пытался всячески уйти от обвинений в пророссийской позиции в ущерб интеграции с ЕС и НАТО, в частности, в том, что на митинг его сторонников пришли люди с российскими флагами и футболками с изображением Владимира Путина. По его словам, из 100 тыс. митингующих он заметил только "двух-трех подобных людей".

 

"Турецкий поток", сменивший отмененный полгода назад South Stream, должен пройти по дну Черного моря в Турцию и затем, через Грецию и Македонию, в Сербию, Венгрию и Австрию, где расположен один из ключевых газовых хабов Европы — Баумгартен. Эта труба в четыре нитки мощностью в целом около 60 млрд кубометров газа в год призвана полностью заменить украинский транзитный маршрут, от которого "Газпром" обещает отказаться в 2020 году. Но пока проект находится в самой начальной стадии, по нему не заключено ни одного обязывающего соглашения, неясны и источники финансирования.

 

Миновать Македонию газопровод в нынешнем варианте не может, но для самой страны проект не слишком интересен. Она потребляет всего лишь около 150 млн кубометров газа в год, получая его из России. Но, подчеркнул Никола Груевский, российский газ слишком дорог (цена действительно одна из самых высоких в Европе — более $500 за 1 тыс. кубометров), и власти Македонии планируют получить доступ к газопроводу TAP, по которому в Южную Европу будет поставляться азербайджанский газ.

 

В результате небольшая страна, мнением которой о проекте до сих пор никто всерьез не интересовался, может сыграть в его судьбе ту же роль, что и Болгария для South Stream,— именно заморозка строительства газопровода в стране стала последней каплей, повлекшей его отмену. В то же время, отмечает Алексей Гривач из ФНЭБ, Македония, как и Болгария, лишит себя потенциальных доходов от транзита газа. Россия же, полагает эксперт, теоретически может обойтись и без Македонии, проложив трубу из Греции сразу в Южную Италию или воспользовавшись проектом Eastring для доставки газа в Баумгартен (см. "Ъ" от 21 мая). Но это очень сложный вариант, поскольку он требует запуска крупного Трансбалканского газопровода, в котором не участвует "Газпром", в реверсном режиме.

 

В такой ситуации источники "Ъ" все активнее сомневаются, что у "Турецкого потока" вообще будет сухопутная часть за пределами Турции. Подавляющее большинство собеседников "Ъ" на газовом рынке как в Европе, так и в России полагает, что "Газпром" ограничится в лучшем случае прокладкой двух ниток газопровода через Черное море. Тем более что именно на такой проект у монополии уже есть подрядные контракты с итальянской Saipem и швейцарской Allseas Group. Как Saipem, так и голландской дочерней компании "Газпрома" South Stream Transport B.V. осенью прошлого года пришлось из-за санкций против России запрашивать разрешения на проведение работ и закупку оборудования у властей соответственно Италии и Нидерландов. Разрешения получены только на одну нитку.

Формально подводные газопроводы не подпадают под санкции ЕС и Швейцарии, но на практике власти отдельных стран могут как минимум затягивать выдачу разрешений, говорит "Ъ" источник в одной из европейских нефтегазовых компаний, столкнувшихся с проблемой санкций. О том, что "Газпром" весьма серьезно оценивает риск такого развития событий, свидетельствует то, что компания крайне дорожит текущим контрактом с Saipem и после отмены South Stream платит ей около €25 млн в месяц за простой. Allseas как подрядчик второй нитки пока не запрашивала разрешения у властей Швейцарии. Перспектив контракта на третью нитку "Турецкого потока" без серьезного улучшения политической ситуации, по мнению собеседников "Ъ", у "Газпрома" почти нет.

Тем не менее некоторые шансы отказаться от транзита через Украину к 2020 году у монополии остаются. Мощность двух ниток "Турецкого потока" — 32 млрд кубометров в год. Половину заберет Турция, остальной газ может быть доставлен в Грецию и Болгарию с минимальными требованиями по дополнительной инфраструктуре. Если будет построен Eastring либо его аналог, "Газпром" сможет направить около 15 млрд кубометров на Балканы, использовав Трансбалканский газопровод в реверсном режиме. Обязательства перед клиентами в Италии и Центральной Европе могут быть закрыты свободными мощностями Nord Stream (около 17 млрд кубометров в год по Opal). Транзит через Украину в 2014 году составил 62 млрд кубометров (менее 60 млрд с учетом реверса), две нитки "Турецкого потока" вместе с Opal позволяют закрыть около 50 млрд кубометров, а при увеличении загрузки газопровода Blue Stream из России в Турцию до максимума даже больше.

 

Таким образом, потребность в транзите через Украину снизится до 10 млрд кубометров в год, однако спрос на газ в Европе снижается. В крайнем случае "Газпром" может закрыть дефицит на рынке Италии за счет СПГ с завода, который планирует построить на Балтике. Но все эти схемы предполагают сотрудничество с Брюсселем, который получит в результате прямые рычаги воздействия на поставки российского газа в ЕС.

Юрий Барсуков